Интернет-приемная

Контактная информация

Дежурный прокурор
тел.:
(812) 315-48-53
Пресс-служба
тел.:
(812) 318-25-22
факс:
(812) 318-26-53
Канцелярия
тел.:
(812) 318-26-11
тел.:
(812) 318-26-12
факс:
(812) 318-26-50
190000, Санкт-Петербург, улица Почтамтская, дом 2/9 Показать на карте
Борьба с экстремизмом Информация об изданных органом прокуратуры Санкт-Петербурга правовых актахЗащита прав предпринимателейНа 2016 - 2018 годы установлен мораторий на проведение плановых проверок субъектов малого бизнеса

Интервью начальника отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних информационному агентству «Интерфакс Северо-Запад»

Начальник отдела городской прокуратуры по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних Ольга Качанова рассказала в интервью "Интерфаксу", от каких преступлений страдают дети в Петербурге и как на развитие ребенка могут повлиять недобросовестные родители.

- Ольга Борисовна, в СМИ все чаще появляются сообщения о привлечении к уголовной ответственности родителей, которые оставляют в опасности своих детей. Какой вывод можно из этого сделать?

- К сожалению, часто родители просто не видят ничего предосудительного в действиях, которые могут быть квалифицированы по статье 125 УК РФ как оставление ребенка без помощи в опасном для жизни или здоровья состоянии. Ну, оставили ребенка в коляске на улице, возле магазина или между машинами... Однако взрослый человек должен понимать, что, оставляя малыша в одиночестве даже на небольшое время, он подвергает его серьезной опасности. Например, если ребенка эвакуируют на штрафстоянку в салоне машины, это будет для него как минимум сильным стрессом. В 2014 году в Петербурге было возбуждено девять уголовных дел об оставлении в опасности, в 2015 году – 19, в текущем году – уже семь дел.

Родители привлекаются к уголовной ответственности не только по этим основаниям. В прошлом году в отношении 29 родителей возбуждены уголовные дела по статье 156 УК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей, сопряженное с жестоким отношением. В 2014 году фигурантами таких дел стали 26 человек.

Практика показывает, что жестокое обращение может выражаться не только в побоях, но и в психологическом насилии, запугивании, угрозах. Причем ребенку бывает сложно доказать, что на него оказывают давление. Между тем, постоянное психическое воздействие тормозит развитие его личности. У него формируются патологические черты характера, когда он слышит систематически слышит фразы наподобие "если еще раз так сделаешь, ты у меня хорошенько получишь", "никакого толку от тебя", "не будет по-твоему никогда", "ты никто, и звать тебя никак".

- От каких преступлений дети страдают чаще всего?

- В 2014 году в отношении несовершеннолетних совершено 964 преступления, из которых 706 – насильственные. Каждое третье из числа насильственных преступлений – побои, 117 – грабежи. В 2015 году было зарегистрировано 1024 преступления в отношении детей, 773 из которых были насильственными, в частности, 214 эпизодов побоев и 123 грабежа. При этом в 80% случаев у детей отбирали мобильные телефоны.

Самые страшные, на мой взгляд, преступления связаны с посягательством на свободу и половую неприкосновенность детей. В 2014 году таких преступлений было совершено 175, в 2015 году – уже 207. Нередко в таких делах фигурируют не уличные маньяки-педофилы, а отцы, отчимы, дедушки, сожители матерей, друзья и знакомые семьи. Фактически каждое пятое половое преступление против детей совершается по месту их жительства. Важно принимать во внимание, что преступления в отношении детей и подростков характеризуются высокой степенью своей латентности. Поэтому показатели официальной статистики здесь можно считать условными.

Следователи редко, но всё же сталкиваются с тем, что мамы пострадавших детей занимают позицию, противоречащую интересам детей. Они не верят своим детям, когда слышат их рассказы о сексуальном насилии, не хотят "выносить сор из избы", "лишаться кормильца". В каждом таком случае дается правовая оценка поведению матерей.

Кроме того, в последнее время участились факты совершения половых преступлений против детей с использованием интернета. Увы, многие родители не знают, с кем общается их ребенок в сети. Он говорит им: это мое личное пространство, я никому ничего не скажу. Хотя эта ситуация не совсем правильна. Ведь если ребенок доверяет своим родителям, а родители – ребенку, то взрослые всегда должны быть в курсе происходящего. Родители должны объяснить детям, что не каждый представляющийся сверстником в сети на самом деле таковым является. К сожалению, у нас ежегодно появляются преступления, когда девочки знакомятся онлайн якобы со своими сверстниками, а в итоге оказываются жестоко изнасилованными. Также фиксируются случаи, когда их интернет-знакомые предлагают обменяться интимными фотографиями, а потом тиражируют полученные снимки в сети. Этих преступлений не так много, но они есть, и таких фактов становится больше.

- Что можно сказать о криминальной активности самих несовершеннолетних в Петербурге?

- Говорить о снижении уровня подростковой преступности не приходится. Ежегодно ситуация с количеством зарегистрированных преступлений меняется. Нередко преступления совершаются подростками вполне благополучными, случайно вставшими на путь совершения преступлений, которые, например, совершают кражи из бутиков "на слабо". Между тем, однажды совершив преступление, ребята могут лишиться многих возможностей на всю жизнь. Сам факт наличия судимости, привлечения к уголовной ответственности сможет впоследствии серьезно ограничить человека в выборе работы.

К сожалению, подросткам сложно отказаться от совершения преступлений, когда они оказываются в группе и идут на поводу у стадного чувства из боязни показаться слабыми. Это мы видим на примере одного уголовного дела, которое расследуется в настоящее время. Фигуранты – 16-17 летние подростки – избивали выходцев из Средней Азии на улицах Петербурга. При этом большинство ребят характеризовалось положительно. Но не смогли противостоять толпе. Радует, что таких преступлений сейчас единицы, хотя еще несколько лет назад их было достаточно много. Можно сказать, что прошла определенная "болезнь роста", мы преодолели пик криминальной активности несовершеннолетних по экстремистским преступлениям. Сложно сказать, стали ли подростки сейчас более толерантными, чем раньше. Но они точно становятся более законопослушными.

- Можно ли сказать, что преступная активность детей и подростков снизилась за счет того, что сегодня они общаются и самовыражаются преимущественно в интернете?

- Действительно, активность несовершеннолетних переместилась в интернет. И в этой среде нам гораздо сложнее контролировать происходящее с ними. Я работаю уже более 30 лет и могу сказать, что в целом раньше ребята были проще. И наблюдать за обстановкой в семье тоже было не так сложно, как сегодня. Если семья была неблагополучная, это было более очевидно, чем сейчас. У многих родителей был невысокий уровень образования, было много педагогически и социально запущенных семей. Сейчас у нас стало меньше коммуналок, каждая семья живет полностью автономно и приватно. Уже нет такого, что семья всегда находится на глазах у соседей, в семьях очень многое теперь скрыто. Каждый живет в своем углу, за закрытыми стенами, "не вынося сор их избы". И дети в целом стали образованнее и, как следствие, сложнее. Они лучше знают интернет и то, как можно обойти любой запрет. К этой ситуации надо уметь приспосабливаться и использовать ее для правильной организации воспитательной работы с детьми.

- Говоря о защите прав детей, часто затрагивают понятие ювенальной юстиции. Что вы думаете об этом понятии применительно к России и Петербургу?

- Говоря о ювенальной юстиции, часто приводят примеры с незаконным изъятием детей из семьи по надуманным основаниям. Кое-где такие факты действительно есть. Однако в Петербурге мы постоянно мониторим, по каким основаниям органы опеки и попечительства отбирают детей у родителей, не лишенных родительских прав. Только ли потому, что у них пустые холодильники, или все-таки из-за реально существующих угроз для жизни и здоровья ребенка. В год фиксируется порядка 30-40 таких случаев на весь Петербург. Хотя еще лет пять назад, когда мы начинали эту ситуацию отслеживать, было более 150 случаев в год. Сейчас намного тщательнее подходят к этим вопросам.

В целом в России нет ювенальной юстиции как отдельной самостоятельной судебной системы со своими целями, процедурами, организационным устройством и правовой регламентацией. Существуют федеральные и региональные программы, законотворческая деятельность, создаются учреждения и общественные организации по работе с несовершеннолетними, службы пробации, носящие скорее экспериментальный характер. В Петербурге, а также в некоторых других субъектах РФ созданы экспериментальные площадки на базе районных судов. В процесс судопроизводства включен социальный работник, который собирает информацию для суда о личности подростка и его социальной ситуации, выявляет проблемы и факторы, обусловившие совершение преступления. Также этот работник предлагает меры по ресоциализации и помощь в их осуществлении, устанавливает контакты с учреждениями, которые могли бы решить проблемы подростка.

Мы пересекаемся с ювенальной юстицией в той позиции, что, чем раньше проблемная семья будет выявлена и окажется в поле зрения контролирующих органов, тем будет лучше для ребенка.

- Насколько активно жители Петербурга обращаются в прокуратуру с просьбами отстоять права ребенка?

- Жители города все чаще обращаются в органы прокуратуры с заявлениями. Достаточно сказать, что в текущем году только в наш отдел поступило 3211 жалоб и обращений граждан, тогда как за аналогичный период прошлого года – 733. При этом, как правило, обращаются родители или законные представители несовершеннолетних, их родственники и просто неравнодушные люди. Обращений от самих детей и подростков практически не бывает. Самое распространенное основание для обращения родителей – жалобы, касающиеся выплат алиментов. Также часто поступают жалобы на нарушение прав детей в образовательных организациях. Это могут быть и межличностные конфликты между детьми и случаи, когда ребята остаются без внимания воспитателя или классного руководителя. Родители активно пишут обращения по "школьным поборам", при этом число различных поборов в школах сокращается. Жалуются и на учителей: где-то непедагогические методы воспитания или грубость со стороны учителя. У нас такие факты единичны, их можно пересчитать по пальцам двух рук. Конечно, при проверке не всегда подтверждается действительное нарушение прав, иногда родители имеют предвзятое субъективное мнение.

- Какие результаты достигнуты в Петербурге в борьбе за права детей и подростков?

- В Петербурге делается все возможное для защиты прав детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. У нас нет проблем с обеспечением таких детей жильем, чем не могут похвастаться другие субъекты. По сравнению с другими регионами, у нас налажено оказание высокотехнологичной медицинской помощи детям-сиротам и детям-инвалидам, здесь есть достаточно большие прорывы. Много делается для реализации права ребенка на получение дополнительного образования, в части организации летнего отдыха и оздоровления.

Хотя надо сказать, что нарушения прав детей допускаются повсеместно: в поликлиниках, больницах, в образовательных учреждениях, в органах опеки и попечительства, в семье. Ребенок сам может до конца не понимать ситуацию, когда его права нарушаются. Несмотря на достигнутые показатели, нам есть, над чем работать.