Интернет-приемная

Контактная информация

Дежурный прокурор
тел.:
(812) 315-48-53
Пресс-служба
тел.:
(812) 318-25-22
факс:
(812) 318-26-53
Канцелярия
тел.:
(812) 318-26-11
тел.:
(812) 318-26-12
факс:
(812) 318-26-50
190000, Санкт-Петербург, улица Почтамтская, дом 2/9 Показать на карте
Борьба с экстремизмом Информация об изданных органом прокуратуры Санкт-Петербурга правовых актахЗащита прав предпринимателейНа 2016 - 2018 годы установлен мораторий на проведение плановых проверок субъектов малого бизнеса

Интервью природоохранного прокурора Санкт-Петербурга Павла Хлебковича газете «Санкт-Петербургские ведомости»

Казалось, еще немного, и Петербург окажется в плотном мусорном кольце. Таковы были масштабы «недуга», присущего многим мегаполисам. Но теперь появилась надежда, что этого не произойдет. За один только прошлый год в северной столице было возбуждено 10 уголовных дел по статье, карающей за нарушение правил обращения опасных веществ и отходов. Больше, чем в любом другом регионе! В то же время число экологических нарушений снизилось на 39%. Впору облегченно вздохнуть, однако природоохранный прокурор Петербурга Павел ХЛЕБКОВИЧ поводов для этого не находит. Перелом, он считает, еще не наступил.

- Павел Андреевич, незаконные свалки копились десятилетиями. Что же мешало борьбе с ними: не ловили виновных за руку?

- Как же, наказывали водителей, выгружающих мусор где заблагорассудится. Но системной работы в этом направлении не было. Максимальный размер штрафа для физического лица не превышает 2 тыс. рублей - жалкие крохи на фоне огромных барышей, которые дает этот вид бизнеса. Безнаказанность ни к чему хорошему не приводит. В прошлом году нам, однако, удалось сделать шаги по выстраиванию механизма, который позволит переломить ситуацию.

Первым делом нужно было понять, что мы действительно имеем, каков подлинный размер бедствия. Любой замусоренный участок площадью свыше 10 кв. метров, по петербургскому законодательству, может считаться несанкционированной свалкой, и у всех участвовавших в этой работе структур были разные данные. Привлеченные нами эксперты подготовили расчеты ущерба для окружающей среды от мусорных «островков», мы создали реестр свалок, учитывая объем и класс опасности отходов (как правило, это строительный мусор).

Кроме того, сформировали группу, куда вошли представители районных отделов внутренних дел, чиновники из профильного комитета Смольного, а наши сотрудники координировали действия, выезжая в Выборгский, Красносельский, Приморский и другие неблагополучные районы. Но не просто выявляли нарушения, а решали вопрос об изъятии застигнутой «врасплох» техники. Больше 50 самосвалов, бульдозеров, экскаваторов в прошлом году были помещены на спецстоянку, и убытки отрезвили организаторов свалок.

Мусорный бизнес довольно закрытый: его «игроки» из других регионов, услышав об этом, призадумались. К тому же по трем из десяти уголовных дел, возбужденных по таким нарушениям, вступили в силу приговоры районных судов в Петербурге: виновных обязали уплатить по 100 тыс. рублей штрафа. А это не только потеря денег, но и репутационный ущерб, что тоже охладило пыл нарушителей.

- А сколько выявлено несанкционированных свалок по городу в настоящее время?

- Немало, порядка 200, все они находятся в прокуратуре на особом контроле. Теперь нужно избавиться от этого наследия - убирать свалки предстоит районным администрациям на бюджетные деньги, что очень недешево. В Москве, например, при расширении территории аэропорта «Шереметьево» пришлось избавляться от громадной свалки, и оказалось, что ее ликвидация в пять раз дороже, чем строительство самого инфраструктурного объекта.

Тем не менее удалось прекратить рост незаконных свалок, и это серьезный результат. Да, бывает ночью кто-то скинет мусор вне полигона... Экологическая культура еще слишком низка. Но того беспредела, когда среди бела дня нелегально работали экскаваторы, а водителям бизнесмены выдавали талончики, уже нет. Фактически это был открытый вызов всей надзорной системе Петербурга - теперь ситуация в корне изменилась.

Чтобы двигаться дальше, нужно обновить территориальную схему обращения с отходами и определить, кто же будет региональным оператором. Но прежде необходимо понять, что же в принципе делать с отходами в Петербурге. «Красный Бор» закрыли, и правильно, самый большой полигон бытовых отходов «Новоселки» перешел на особый режим. К нему уже подступают жилые кварталы, а пахнет там совсем не розами - я сам живу неподалеку, знаю. Но вот вопрос: а что же взамен?

- Видимо, открывать новые...

- В пределах города это недопустимо, а современных мусороперерабатывающих предприятий в Петербурге нет. Соседи из Ленобласти жалуются: питерские отходы украдкой везут к ним. Когда мы прижали «равнодушные» к закону компании, подключив Службу государственного строительного надзора, действующую на стройплощадках, некоторые и впрямь повезли мусор за пределы города.

Проблему нужно решать комплексно, в тесном контакте с властями Ленобласти искать новые участки для полигонов. Думаю, к сентябрю их удастся найти, за этим последуют другие шаги: государственная экологическая экспертиза, инженерные изыскания, общественные слушания и т. д. В Год экологии действует федеральная программа, по которой на деньги госказны новые мощности по переработке мусора будут построены в Подмосковье и Татарстане, где положение дел не такое кричащее. Северной столицы в этом перечне нет.

Вместе с тем мы теперь контролируем систему обращения с отходами в городе. Видим, что где происходит, куда доставляют опасные отходы. Закрыли Шуваловский карьер, где незаконно добывали песок, и такой же участок в районе Северного кладбища...

- Общественники составили интерактивную карту свалок, вы ею пользуетесь?

- Более обширной и достоверной базы данных по городским свалкам, чем в природоохранной прокуратуре, сегодня ни у кого нет. Нам тоже звонят каждый день жители города на «горячую линию», правда, не на каждый сигнал реагируем сами - подменять правоохранителей не стоит. Мы должны налаживать работу, поправлять административные органы, если что-то не так.

Тревожные звонки поступали по поводу посягательств на газоны и зеленые насаждения: скажем, стояла торговая палатка, участок под ней вздумали расширить. Нарушений закона было немало, но мы изменили здесь ситуацию: в прошлом году к виновным было предъявлено исков на общую сумму 16 млн рублей, а по одному факту (вырубка деревьев в Выборгском районе у частного дома) завели уголовное дело. Теперь подобные действия караются вплоть до лишения свободы...

- А незаконная застройка на землях заказников? Такое ведь было не редкостью.

- Не скажу, что это масштабное явление, но были отдельные случаи, когда затевали стройку рядом с особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) и вторгались туда, передвигали забор, расширяя участок. Окрестные жители и экологи поднимали шум, дирекции ООПТ, находящихся под охраной государства, принимали меры.

Другое дело, когда петербуржцы сообщают о вредных выбросах в атмосферу. Заводов в городе много, не все вовремя оформляют разрешения на подобные выбросы, и до современных стандартов экологической безопасности некоторые недотягиваются. И все же экстремально высоких «выхлопов» в последнее время мы не отмечали. Это не личные ощущения: мониторинг ведут 23 городские станции автоматического замера воздуха.

Хотя у жителей новостроек, выросших вблизи производственных площадок (особенно в Приморском и Выборгском районах), есть основания для недовольства - неприятные запахи. Но это уже перекосы градостроительной политики: зачем строить дома под стенами предприятий?

- В Год экологии прокуратура сформировала свою программу?

- У нас есть приоритеты, по ним мы работаем, не пересекаясь со Смольным: это незаконные свалки, загрязненные городские реки - Охта, Смоленка, Ижора, Карповка, Славянка. Число грязных сбросов в них снижается, предприятия подключаются к общесплавной канализации, к сетям «Водоканала», оснащенным мощными фильтрами.

Но и неразрешенные выпуски мы выявляем: благодаря вертолетным облетам в прошлом году обнаружили больше десяти. Приборы фиксируют термальные точки на реках, и потом легко определить, какие из них неучтенные. К бизнесу следует относиться аккуратно, не злоупотребляя проверками, но если аэрофотосъемка показывает, что за высоким забором появилась новая свалка, есть основание туда наведаться.